17.11.2016

О проекте Федерального закона № 1137251-6 «О внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации и пункт 4 статьи 1 Федерального закона от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»»

Проектом Федерального закона № 1137251-6 «О внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации и пункт 4 статьи 1 Федерального закона от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» (субъект права законодательной инициативы – член Совета Федерации ФС РФ Е.Б. Мизулина).

Предлагается внести изменения в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ (далее по тексту – УК РФ) и пункт 4 статьи 1 Федерального закона от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ
«О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» (далее по тексту – Федеральный закон от 3 июля 2016 года
№ 323-ФЗ), которыми «побои в отношении близких лиц» исключаются из числа преступлений и причисляются к административным правонарушениям.

Законопроект получил отрицательные отзывы Правительства Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации.

Как известно, Федеральным законом от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ были фактически декриминализованы побои (была предусмотрена административная преюдиция к статье 1161 УК РФ), сохранена уголовная ответственность за побои лишь в отношении близких лиц и за побои, совершенные из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. Понятие «близкие лица» расшифровано в примечании к данной статье. Закон внес поправки и в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации (далее по тексту – УПК РФ), изменив вид уголовного преследования, имеющий место при возбуждении и расследовании уголовного дела по побоям. Ранее статья 116 УК РФ была отнесена к делам частного обвинения. Новая редакция относит статью 1161 УК РФ в соответствии с частью 2 статьи 20 УПК РФ к делам частного обвинения; статья 116 УК РФ в соответствии с частью 3 статьи 20 УПК РФ принадлежит теперь к категории дел частно-публичного обвинения: это означает невозможность прекращения производства по такому уголовному делу в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым.

Предлагаемые законопроектом изменения, как следует из пояснительной записки к нему, направлены на устранение противоречивости положений
УК РФ, возникшей в связи с принятием Федерального закона от 3 июля
2016 года № 323-ФЗ, повлекшим нарушение уголовно-правового принципа справедливости и соразмерности уголовного наказания.

Автор законопроекта указывает на то, что принятые законодательные изменения носят дискриминационный характер по отношению к членам семьи и противоречат основным задачам государственной семейной политики, направленной на поддержку, укрепление и защиту семьи как фундаментальной основы российского общества, сохранение традиционных семейных ценностей, повышение роли семьи в жизни общества и авторитета родительства.

В частности, отмечается противоречие действующей редакции статьи 116 УК РФ Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года. Действительно, в абзаце втором части третьей данной концепции содержится положение, в соответствии с которым «приоритетами государственной семейной политики на современном этапе являются утверждение традиционных семейных ценностей и семейного образа жизни, возрождение и сохранение духовно-нравственных традиций в семейных отношениях и семейном воспитании, создание условий для обеспечения семейного благополучия, ответственного родительства, повышения авторитета родителей в семье и обществе и поддержания социальной устойчивости каждой семьи», что становится труднодостижимым при действии статьи 116 УК РФ, относящей к близким лицам супруга, супругу, родителей, детей, усыновителей, усыновленных (удочеренных) детей, родных братьев и сестер, дедушек, бабушек, внуков) опекунов, попечителей, а также лиц, состоящих в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное статьей 116 УК РФ, или лиц, ведущих с ним общее хозяйство.

Действующая редакция статьи 116 УК РФ создает трудности для реализации данной концепции по той причине, что ограничивает возможность близких лиц примириться на досудебном этапе производства по уголовному делу, тем самым нарушая социальную устойчивость в семье и принцип самостоятельности семьи в принятии решений относительно своей внутренней жизни, упомянутый в вышеуказанной концепции. Примирение близких лиц в соответствии с действующим законодательством на данный момент возможно лишь на основании статьи 76 УК РФ и производится по усмотрению суда, однако до того, как решением суда лицо, совершившее данное преступление, будет освобождено от уголовной ответственности, проводятся все необходимые для производства предварительного расследования следственные действия, включающие в себя проведение допросов, осмотра места происшествия, освидетельствования, составление акта СМЭ, что не только не способствует укреплению семьи, но и напрасно (учитывая последующее примирение сторон) задействует всю систему правосудия, поскольку зачастую конфликт между сторонами исчерпывается на этапе проведения первого-второго допроса.

В пояснительной записке отмечается, что «новая редакция ст. 116 УК и ст. 20 УПК грубо нарушает и Стратегию национальной безопасности, согласно п.п. 76, 78 которой защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности». Помимо этого, по мнению инициатора законопроекта, действующая редакция уголовно-правовой нормы нарушает принцип справедливости, закрепленный в статье 6 УК РФ. «Справедливость уголовного наказания начинается со справедливости криминализации общественно опасного деяния, т.е. закрепления в качестве состава преступления в УК только того деяния, которое причиняет общественно опасные последствия, достаточные для того, чтобы расценивать деяние как преступное», – указывается в пояснительной записке.

В отношении принципа справедливости в УК РФ выделяется два аспекта: уравнительный (справедливость уравнивающая) и дифференцирующий (справедливость распределяющая). В контексте действия статьи 116 УК РФ необходимо затронуть вопрос не только справедливости криминализации данного деяния, но и уравнивающей справедливости, а именно принципа равенства граждан перед законом, закрепленного в статье 4 УК РФ.

Принцип равенства граждан перед законом состоит в том, что лица, совершившие преступление, равны перед законом и подлежат уголовной ответственности независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств (ст. 4 УК РФ). Он прямо вытекает из статьи 19 Конституции Российской Федерации, отражает положения международного права. Данный принцип проявляется в установлении одинаковых основания и пределов уголовной ответственности, одинаковых оснований освобождения от уголовной ответственности и наказания, одинаковых условий погашения уголовно-правовых последствий судимости. В данной же ситуации получается, что «внутрисемейные побои становятся более общественно опасными, преступными, чем побои чужих людей, включая детей. Бьешь чужого - административное правонарушение. Бьешь своего – преступление». Таким образом, в случае с близкими лицами статья 116 УК РФ необоснованно наделяет субъект преступления специальными признаками и устанавливает более высокую степень общественной опасности нанесения побоев близким лицам по сравнению с тем же деянием в отношении иных лиц, нарушая тем самым принцип равенства всех граждан перед законом.

В рамках принципа справедливости, а именно его распределяющего аспекта, автор законопроекта отмечает следующую проблему, с которой нельзя не согласиться: «В результате необоснованного изменения статьи 116 УК РФ сложилась абсурдная ситуация, когда за побои (статья 116) близкие лица будут нести более жесткое наказание, чем за причинение легкого вреда здоровью (статья 115)».

Действительно, умышленное причинение легкого вреда здоровью (статья 115 УК РФ) не предполагает лишения свободы, тогда как побои и иные насильственные действия, не причиняющие вред здоровью в соответствии с медицинскими критериями определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, содержащимися в приказе Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 24 апреля 2008 г. № 194н, в качестве одной из санкций предполагают лишение свободы на срок до двух лет. Таким образом, «более тяжкое по последствиям преступление, совершенное в отношении близкого лица, повлечет значительно менее тяжкое наказание».

Следует согласится с тем, что «статья 63 УК РФ содержит развернутый перечень отягчающих наказание обстоятельств, влияющих на наказание. Среди них и обстоятельства, касающиеся совершения преступлений в отношении членов семьи:

з) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного (малолетними признаются дети до 14 лет, а в зависимость от виновного входит и зависимость ребёнка от родителя, усыновителя, опекуна, попечителя. Беззащитными и беспомощными признаются лица с физическими недостатками, психическими расстройствами, престарелые. Зависимость может быть также материальной, служебной, инвалида от лица, оказывающего ему помощь и проч.);

п) совершение преступления в отношении несовершеннолетнего (несовершеннолетней) родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего (несовершеннолетней)».

Ряд статей Особенной части УК РФ прямо указывают в качестве квалифицирующих признаков состава преступления наличие родственных или зависимых отношений между потерпевшим и лицом, совершившим преступление (ст. 106, ч. 2 ст. 120, ст. 133, ч. 2 ст. 150, ч. 2 ст. 151, ст. 156, ст. 157).

Стоит обратить внимание и на проблему неясного содержания самого понятия «близкие лица». К близким лицам отнесены близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны и попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, нанесшим побои, или лица, ведущие с ним общее хозяйство.

В соответствии с частью 1 статьи 51 Конституции Российской Федерации супруги не являются близкими родственниками, так как между ними отсутствует кровная связь. Супруги должны быть отнесены к лицам, состоящим в свойстве, однако в статье 116 УК РФ указано, что они являются близкими родственниками субъекта преступления.

«Отсутствует определенность и в понимании того, что такое «лица, состоящие в свойстве», так как он законодательно нигде не определен. Недоумение вызывает и термин «лица, ведущие общее хозяйство», – обоснованно отмечается в пояснительной записке. Законодательное определение данных понятий отсутствует.

Кроме того, принципиально следует отметить следующее.

Декриминализация побоев в отношении любого лица вызвала у ряда ученых обоснованную критику в связи с тем, что конфликты, драки, избиения, сопровождаемые угрозами убийством, нередко предшествуют бытовым убийствам. Так, например, Швырев Б.А., Кудряшов О.В., Выдрин И.В. отмечают, что декриминализация побоев может способствовать формированию правового нигилизма, атмосферы безнаказанности, что противоречит интересам борьбы с преступностью.

Абсолютно верно отмечает Скобликов П.А., что, если мы перестанем называть некое общественно опасное деяние преступлением, его суть от этого не изменится. Применительно к побоям это верно вдвойне. 
Произвольное избиение одного человека другим, а тем более одного человека группой лиц, не только причиняет физическую боль. Такие действия формируют атмосферу незащищенности законопослушного человека, вседозволенности и безнаказанности правонарушителей, утверждают принцип «кто сильнее, тот и прав». Они оскорбляют, унижают побитого и в своих собственных глазах, и в глазах окружающих. Зачастую моральный вред от побоев больше, чем от крупной кражи. Вот почему декриминализация побоев чревата тем, что за них обидчикам чаще будут отплачивать той же монетой – избиением. И совсем не обязательно, что все ограничится только побоями. Велика вероятность, что частное возмездие будет оканчиваться и более серьезными повреждениями, в том числе тяжкими (статья 111 УК РФ). То есть в силу безнаказанности станет больше того и другого: деяний, которые ранее укладывались в рамки статьи 116 УК РФ «Побои», и более тяжких преступлений насильственного характера. При этом важно заметить, что расширится самосуд, как в узком, так и в широком значении этого слова.

Можем ли мы говорить о том, что в настоящее время возникла тенденция снижения степени общественной опасности побоев, совершенных в отношении любого человека? Как представляется, основания для подобного утверждения отсутствуют. Особенно это касается умышленного нанесения многократных ударов, избиения потерпевшего. Побои нарушают естественное течение жизни, нормальные жизненные условия, оказывая негативное влияние в сферах семьи, быта, досуга, школы и других. Их опасность состоит, прежде всего, в том, что данное преступление можно сравнительно легко совершить и очень трудно по объективным причинам предотвратить.

В соответствии с частью 1 статьи 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией.

Согласно части 2 статьи 21 и части 1 статьи 22 Конституции Российской Федерации никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию.

Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность.

Указанные конституционные положения аналогичны нормам, закрепленным в различных международно-правовых документах, посвященных правам и свободам человека, и являются прямой реализацией норм международного права в национальном законодательстве, охраняющих человека от физического насилия.

Поскольку степень общественной опасности состава преступления, ранее предусмотренного статьей 116 УК РФ, не утратилась, следует последовательно возвратиться к ранее действовавшему правовому регулированию: предусмотреть в диспозиции части 1 статьи 116 УК РФ норму о побоях и иных насильственных действиях, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, а также вернуться к ранее действовавшей санкции или усилить ее, предусмотреть в диспозиции части 2 статьи 116 УК РФ пункты «а» и «б», предусматривающие те же деяния, совершенные из хулиганских побуждений и по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы соответственно, а также вернуться к ранее действовавшей санкции или усилить ее; исключить статью 6.11 из Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях и статью 1161 из УК РФ; вернуть статью о побоях к делам частного обвинения в УПК РФ.   

Таким образом, учитывая все вышеизложенное, проект Федерального закона № 1137251-6 «О внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса Российской Федерации и пункт 4 статьи 1 Федерального закона от 3 июля 2016 года № 323-ФЗ «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности» не может быть поддержан. Рекомендуется возвратиться к ранее действовавшему правовому регулированию.


Авторы: Миронова Анастасия, Грецкий Игорь.

Эксперт: к.ю.н., доцент Т.П. Суспицына.

Рецензент: к.ю.н., доцент О.С. Гринь.

 

Для того, чтобы оставить комментарий необходимо авторизоваться. Войдите, пожалуйста.

Опрос

Поддерживаете ли Вы законопроект Минюста России о внесении изменений в СК РФ о получении согласия родителей лиц, достигших возраста 16 лет, при решении вопроса о разрешении на вступление в брак?

Да, полностью поддерживаю
12
Да, но проект требует изменений
5
Нет, не поддерживаю
14